Клевета - это страшная сила
Случалось ли вам быть жертвой клеветы?

Как вы переживали такой жизненный опыт?

Максим, тридцатилетний крепкий молодой человек, сценарист комедийных сериалов и бывший участник команды КВН, пришёл на консультацию и рассказал, что в последнее время он пишет с трудом, работа идёт как из-под палки. Я обратила внимание, что, произнося это, он смотрел куда-то вниз, и казался подавленным. Я начала расспрашивать его о жизни, об отношениях с близкими, с родными, с коллегами. В результате удалось выяснить, что полгода назад с ним произошёл случай, который его шокировал.

Максиму позвонил cтарый знакомый по КВН, оказалось, что он ошибся номером, набирал другому Максиму, но раз уж позвонил, то они поговорили об общих знакомых и делах. Максим спросил, есть ли какая-то работа для него. На что его собеседник ответил: "Ну как у нас может быть работа для птицы такого полёта, как ты? Нам до тебя не дотянуться!"
Максим опешил и спросил, что это значит. Слово за слово, он выяснил, что за последнее время несколько раз возникали сценарные вакансии. Знакомый задавал вопрос в своём коллективе сценаристов, кого можно было бы порекомендовать?

Всякий раз бывший коллега Максима по команде, назову его Виктор, вызывался позвонить Максиму и спросить, хочет ли он работать. После чего выходил из комнаты, затем возвращался и сообщал, что Максим отказался от работы, сказал, что в гробу он всех видел, и "посылал" всех "на три буквы".

Максима это потрясло. Дело в том, что Виктор ни разу ему не звонил, работу не предлагал, и, соответственно, он никого никуда не «посылал». В растерянности он даже не нашёл что ответить собеседнику, и они распрощались.
Почти всё время, что он рассказывал об этом, Максим с трудом подбирал слова, и мне передалось ощущение одиночества и тревоги. Я спросила, как он обошёлся с этим переживанием, поделился ли с кем-нибудь. Оказалось, он рассказал жене и другу, но, видимо, они не вполне поняли, какое значение всё это имело для него. Сам он не позвонил Виктору, не выяснил, что происходит, и всё осталось в таком зависшем состоянии.

Я спросила Максима, чего бы он хотел в связи со всем этим, и он ответил, что хочет какого-то прояснения, как такое могло случиться с ним. Мне показалось, что здесь можно использовать ассертивную технику работы с гневом.

Я предложила Максиму поговорить с пустым стулом, на котором он может представить себе Виктора, и выразить ему свои невыраженные чувства и мысли в виде трёх сообщений. Сначала рассказать, что произошло, "Событие", затем что он почувствовал, "Чувства", и закончить высказыванием " Ноты" (просьба, или претензия).

Мы поставили пустой стул для Виктора, и Максим сказал ему: «Для меня ты никогда не был близким другом, мы не работали с тобой в паре, но ты был хорошим коллегой, членом команды, на которого можно было положиться. Когда я узнал о твоём поступке, я испытал изумление, ярость, бессилие, а затем глубокую печаль».

Теперь пришла пора для формулирования "Ноты". Я сообщила Максиму, что здесь нужно сказать человеку, какого поведения ты от него ждёшь, то есть, нам важны глаголы.

Максим начал с глагола "объясни": "Объясни, почему вместо прямого мужского разговора, если у тебя были претензии ко мне, ты предпочёл клеветать на меня?" Я предложила также сказать: "Признай, что ты врал, говоря обо мне. Я хочу, чтобы ты извинился за свою ложь". Максим подхватил эту фразу и добавил: "Я хочу, чтобы ты при мне позвонил всем, кому ты клеветал обо мне, а затем публично принёс извинения в социальной сети". Голос его при этом стал звучать погромче и поувереннее, он также распрямился и стал ровнее дышать.
Я предложила Максиму пойти на роль Виктора и послушать только что произнесённые фразы. Из роли Виктора он ответил: "Мне не важно, что ты думаешь, и я не собираюсь извиняться. В жизни действует закон джунглей, каждый сам за себя!"

Максим вернулся на свой стул и выдохнул. Я была немного озадачена. В какой-то степени работа уже была сделана, состояние Максима изменилось, он уже не был таким "замороженным". Не всегда бывает, что " антагонист" в подобной ролевой работе "идёт навстречу" и соглашается с "протагонистом", с клиентом. Я думала, какие ещё слова Максим может сказать этому персонажу, чтобы они достигли его, подействовали на него?

В этот момент я оказалась в роли сценариста, которому нужно придумать кульминацию, где герой и его противник должны сойтись в последней решающей схватке. Герой либо окончательно проиграет, либо победит, и жизнь его никогда не станет прежней.
Тут мне вспомнились слова моего учителя психодрамы Елены Лопухиной: "Когда вы разговариваете с человеком, который не хочет признавать свою нечестность, иногда ничего невозможно сделать, кроме как сказать ему: "Знай, что я считаю тебя подлецом! Может быть, никто в мире не узнает о твоей подлости, но я один точно буду знать, что ты подлец!"

Я предложила Максиму сказать эти слова и увидела, что его лицо прояснилось, и он впервые посмотрел мне в глаза. Он кивнул мне, затем повторил эту фразу, обращаясь к Виктору, на что "Виктор" ответил: "Ого, кажется, щенок поднял голову. Мне тревожно". И это был самый серьёзный поворот в сюжете.
Максим вернулся на свою роль и обратился к Виктору ещё раз: "Знай, что если раньше я никому не рассказывал эту историю, то теперь я расскажу об этом всем!" А затем неожиданно он добавил: "Знай, что всех проституток в своих сериалах я буду называть именами твоей жены и твоей дочери! И твоей фамилией!"

На это "Виктор" сказал: "При чём здесь мои близкие? Давай разберёмся между собой". На что Максим ответил: "Вариант разобраться между нами ты, Витя, отверг сам, начав молоть языком за моей спиной. Ты хотел войны? Получай войну! Берегись! Ходи оглядывайся!"

Я поняла, что Максим пытается ранить Виктора в самое уязвимое место, чтобы причинить ему боль, сравнимую с пережитой им самим. Виктор отреагировал коротко: "Мне страшно".

После этого Максим обратился ко мне: "Я хочу, чтобы ты знала, эти слова " Ходи оглядывайся" я сказал не потому, что собираюсь на него напасть, а чтобы он знал о моей решимости довести дело до конца, чтобы все об этом узнали".

На этом мы закончили ролевую работу. Мне казалось, что я побывала в бою. Напряжение спало. Мы отдышались.

Максим сказал: «Было неожиданно, когда ты разрешила мне назвать его подлецом. Раньше я даже не мог себе этого представить. По ощущению это как будто мышцы натягиваются, натягиваются, напряжение невероятное, ты говоришь "подлец" - и тут как будто они рвутся! В этот момент я понимаю, что ты на моей стороне! Никого не было на моей стороне в этой ситуации. И я впервые могу сказать правду, что я думаю. То есть, до этого я полгода говорил с ним внутри себя, всё пытался объяснить ему свою позицию, пытался его понять. Мне всё казалось, что он меня не принимает всерьёз, что я не нахожу нужных слов. А сейчас у меня такое ощущение ясности и силы».

Я рада была слышать это. Для меня всё это значило, что Максим впервые выразил свой гнев.

Я вспомнила, как много лет назад, во время моей работы на телевидении, меня оклеветал начальник программы, в которой я работала, и я случайно оказалась свидетелем того, как он лгал обо мне вышестоящему начальнику. Я была потрясена, я ужасно растерялась. Но дело в том, что назавтра я собиралась увольняться, поэтому я решила просто забыть об этой истории.

А недавно я увидела этого человека на экране и про себя сказала: "Я знаю, что ты подлец". В то же время, я вдруг осознала, что этот старый сюжет освещает забытую ситуацию по-новому.

Интрига, развёрнутая против меня, делала меня как бы театральным персонажем. Я узнала, что такие случаи, как заведомая ложь, или клевета, действительно существуют в жизни, а не только в шекспировской трагедии, и это может касаться меня. Удивительно! Так что, в каком-то смысле я даже почувствовала признательность к своему бывшему начальнику. Он показал мне жизнь такой, какой я раньше её не знала.



Я поделилась этими мыслями с Максимом, мы с ним вместе немного поудивлялись и даже посмеялись по поводу того, как это всё устроено в жизни, и на этом наша сессия закончилась.

Когда через неделю я встретила его, он сказал, что за последние дни почти не вспоминал свою историю, потому что он много работает над новым проектом, ему кажется, что всё это осталось далеко-далеко в прошлом.

Я подумала, что это, возможно, самый лучший результат. Это значит, что человек может больше не тратить силы и не находиться постоянно в круге переживаний, которые его разрушают, а может освободиться и двигаться дальше.

Автор статьи Евгения Рассказова
Психолог, психодраматист,
гештальт-терапевт
автор книги
"Гештальт-подход и психодрама в терапии запрета проявляться"



Приглашаю на еженедельную гештальт-терапевтическую группу "Свобода проявляться"
с 15 мая по 31 июля 2019 г. в Москве

Made on
Tilda